Развитие морских стратегических сил СССР и России с 50-х по 90-е

В СССР с большим вниманием отнеслись к немецкому ракетному наследию, доставшемуся нашим конструкторам. В конце 40-х годов в ЦКБ-18 предприняли попытку сконструировать подводную лодку, способную нести баллистическую ракету Р-1 (разработана в ОКБ-1 под руководством С. П. Королева на базе немецкой А-4). Был подготовлен предварительный проект. Но ввиду сложности его реализации, и прежде всего, проблемы сохранения запаса жидкого кислорода, применявшегося на ракете в качестве окислителя, работы по данной теме прекратили.

Вновь к этому вопросу вернулись после смерти И. Сталина. 26 января 1954 года вышло совместное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР О проведении проектно-экспериментальных работ по вооружению подводных лодок баллистическими ракетами дальнего действия и разработке на базе этих работ технического проекта большой подводной лодки с реактивным вооружением (тема Волна). Главным конструктором подводной лодки был назначен Н.Н. Исанин, ответственным за разработку ракеты - С. П. Королев. В октябре 1955 года на заводе ? 402 в г. Молотовске (ныне Северодвинск) начались работы по переоборудованию большой торпедной подводной лодки Б-67, строившейся по проекту 611, для проведения испытаний ракетного оружия. Проект этой субмарины, подготовленный в августе 1954 года специалистами ЦКБ-16, после утверждения получил индекс В-611 (Волна-611). В ходе реконструкции в четвертом отсеке вместо второй группы аккумуляторных батарей разместили две ракетные шахты длиной 14 м и диаметром 2 м. Летные испытания ракеты, получившей на флоте обозначение Р-11ФМ, начались в начале 1955 года на полигоне Капустин Яр. В феврале 1956 года на имя первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева и Председателя Президиума Верховного Совета Н.А. Булганина поступила докладная записка от председателя морского научно-технического комитета адмирала Л.А. Владимирского о необходимости создания подводного ракетоносного флота стратегического назначения. В мае этот вопрос обсудил Совет обороны страны. Он признал его делом особой государственной важности. Работы по доводке Р-11ФМ получили дополнительное ускорение. Программа испытаний ракеты Р-11ФМ и ракетного комплекса Д-1 продлилась до конца 1958 года, а в феврале 1959 состоялось решение о принятии на вооружение подводных лодок, оснащенных этим комплексом. Кроме указанных выше, эту ракету, до принятия на вооружение БРПЛ (баллистическая ракета подводных лодок) Р-13, несли три ракетные лодки проекта 629. В 1959 году советский ВМФ получил первую ракетную подводную лодку специальной постройки проекта 629 с дизель-электрической энергетической установкой. Строительство двух головных лодок этого проекта началось в 1957 году в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре. В конце 1958 года они были представлены на испытания. Одновременно развернулось серийное строительство ПЛ проекта 629. К началу 1960 года Северный флот получил пять ракетных лодок, а Тихоокеанский флот - две. Всего же от промышленности поступило 22 единицы. Была построена одна лодка по проекту 629Б. Она создавалась и строилась в качестве опытовой для отработки новой ракетной техники и после вступления в строй входила в состав Северного флота. Следующей советской баллистической ракетой, разработанной для подводных лодок стала Р-13. Ее длина была больше длины Поларис-А1 при почти одинаковом диаметре, но дальность полета советской ракеты оказалась гораздо меньше, чем у американской - 650 км против 2200 км. К этому времени закончила испытания и поступила на вооружение первая советская атомная ракетная подводная лодка проекта 658. Всего в период с 1958 по 1964 год построили восемь субмарин этого типа (семь последних в ходе постройки модернизированы с учетом опыта эксплуатации головной ПЛА и размещения новых ракет), поступивших на Северный флот, и одну опытовую для проведения испытаний баллистических ракет Р-29. На то время они были самыми скоростными и крупными из советских подлодок. Однако, их радиоэлектронное и гидроакустическое оборудование не на много отличалось от оборудования дизельных лодок. Кроме трех баллистических ракет эти подводные корабли несли мощное торпедное вооружение: 6 533 мм носовых и 4 400 мм кормовых аппаратов для стрельбы противолодочными и противокорабельными торпедами. Эксплуатация головной атомной лодки К-19 выявила ряд существенных конструктивных недостатков. Но несмотря на это АПЛ проекта 658М находились в боевом строю до конца 80-х годов. Ракеты Р-13 состояли на вооружении до 1973 года и уступили свое место более совершенным представителям своего класса. Уже к концу 50-х годов стало ясно, что пуск ракет из надводного положения в водах, контролируемых противолодочными силами противника, боевые возможности которых неуклонно возрастали, крайне опасен для подводной лодки. Требовалось создать ракету с подводным стартом. Эти работы были заданы постановлением Совмина СССР от 3 февраля 1955 года, т. е. еще до первого страта Р-11ФМ с борта подводной лодки. 15 мая 1963 года ракетный комплекс Д-4 с ракетой Р-21 принят на вооружение подводных лодок. По своему техническому уровню Р-21 была значительным шагом вперед, но, к сожалению, только по сравнению со своими советскими предшественницами. Дальность полета составляла 1300 км при оснащении головной частью мощностью в 1 Мт и около 1450 км - с мощностью 0,8 Мт. Главным достоинством ракеты было то, что ее можно было запускать с глубины до 60 м, при скорости хода лодки 2 … 4 узла и волнении моря до пяти баллов. Ракетный комплекс Д-4 с БРПЛ Р-21 устанавливался в 1966 - 1972 годах в ходе плановой модернизации на дизельные лодки проекта 629 (получили обозначение проект 629А, всего переоборудовано 14 единиц) и непосредственно при достройке - на атомные лодки проекта 658М. Шесть модернизированных дизельных субмарин были переведены на Балтику. Другие вошли в состав Тихоокеанского флота. В марте 1968 года одна из них (К-129) погибла, как считается, в результате столкновения с американской ПЛА, следившей ней. Но даже с новыми ракетами советские подводные ракетоносцы по-прежнему уступали американским по своим тактико-техническим характеристикам. Для борьбы с советскими подводными лодками американцы и их союзники начали создавать системы контроля за их передвижением. В соответствии с программой Цезарь, осуществление которой началось в конце 50-х годов, ВМС СЩА разместили на континентальном шельфе вдоль восточного побережья своего континента, на Гавайских островах и подводных возвышенностях мирового океана сеть гидрофонов-обнаружителей. В последствии ее значительно расширили и модернизировали, что позволило успешно решать задачи слежения за подводными объектами. В 60-х годах развернута система СОСУС, задачей которой стало обнаружение советских подлодок в Атлантике. Для предотвращения их прорыва из Баренцева моря в Северную Атлантику создан противолодочный барьер. Между Гренландией, Исландией и Шетлендскими островами установлена сеть гидрофонов. Это пространство постоянно контролируется противолодочной авиацией и подводными лодками США и стран НАТО. Внедрение в жизнь новых теоретических разработок позволило значительно расширить арсенал средств обнаружения субмарин. Противолодочные силы получили на вооружение магнитометры, а также устройства, реагирующие на изменение температуры воды при прохождении подводного объекта с большой массой. Кроме того, для поиска подводных лодок постоянно используются специальные поисковые группы надводных кораблей и авиации. Эффективность противолодочных сил США и НАТО реально проверялась в период Карибского кризиса. Все шесть советских дизельных ракетных лодок проекта 629, вышедших к берегам Америки, были обнаружены на переходе и за ними установили непрерывное наблюдение. Не трудно догадаться, что в случае начала боевых действий их учесть оказалась бы незавидной. Чтобы прорвать такой эшелон сил и средств нужны были новые лодки. В 1967 году в состав советского ВМФ поступил первый ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПК СН) типа Навага. Этот подводный ракетоносец имел энергетическую установку с двумя ядерными реакторами и двухвальную схему, позволявшую развить скорость подводного хода до 30 узлов, но усложнявшую управление лодкой и отрицательно влиявшую на ее акустические характеристики. Однако другого пути не было. Конструкторы учитывали, что субмаринам придется нести свою службу в тяжелых ледовых условиях Арктики, где в основном базировались стратегические ракетоносцы. К тому же Советский Союз, в отличие от США, не имел сети военно-морских баз, разбросанных по всему миру. В связи с этим и было выдвинуто требование дублирования всех жизненно необходимых систем подводных лодок. Их вооружение составляли 16 баллистических ракет Р-27 и шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм с многоцелевыми торпедами для самообороны. Впервые на ракетных подводных лодках был реализован способ ракетной залповой стрельбы. Для своего времени эта субмарина считалась вполне удачной и в период с 1966 по 1974 год ее строили крупной серией (34 единицы) для Северного и Тихоокеанского флотов. Большая скорость подводного хода позволяла уходить от противника. Однако, шумность лодки оставалась высокой, несмотря на применение многолопастных гребных винтов. Существенным недостатком ракетоносцев этого типа оставалась недостаточная дальность полета их баллистических ракет. Это заставляло выбирать районы патрулирования вблизи от вероятных целей, а значит и у чужих берегов, что значительно усложняло решение проблемы обеспечения боевой устойчивости советских ракетных подводных лодок. В конце 1973 года на вооружение принимается усовершенствованная ракета Р-27У с моноблочной головной частью и дальностью полета 3000 км, а в январе 1974 года - ракета, оснащенная разделяющейся головной частью с тремя боевыми блоками рассеивающегося типа мощностью по 200 кт каждый. Однако, к этому времени ракеты с такими характеристиками не могли считаться современными и уступали почти по всем важнейшим боевым характеристикам американским БРПЛ. Чтобы повысить возможности морского компонента ядерной триады, требовалось создать баллистическую ракету с большой дальностью полета. Развертывание РПК СН первых серий позволили значительно расширить круг задач, поставленных перед морскими ядерными силами. Кроме поражения целей на средних дальностях, появилась возможность достичь районов, из которых можно было осуществить пуски ракет по территории США. Значительно повысилась живучесть ракетоносцев. Все это позволяло использовать их в качестве средства ответного удара. В 1973 году в боевой состав советского ВМФ вводится первый ракетный подводный крейсер стратегического назначения типа Мурена (проект 667Б), вооруженный 12 ракетами Р-29. Эта двухступенчатая ракета с двигателями на жидком топливе обеспечивала доставку моноблочной головной части мощностью 1 Мт к цели на дальность до 7800 км. Ее модификация, принятая на вооружение в 1978 году и оснащенная более легкой моноблочной головной частью мощностью 800 кт, могла поражать цели, удаленные на дальность до 9100 км. При этом размеры ракеты не изменились. Точность стрельбы повысилась. Значительное увеличение габаритов ракеты потребовало строительства новой подводной лодки. Ею и стала Мурена. Возрастание дальности полета ракеты позволило выбрать районы патрулирования ракетных подводных крейсеров поближе к своим базам, где надводный флот мог обеспечить довольно надежное прикрытие. Мурены имели и собственные средства самообороны - торпедное оружие. Но изжить такой недостаток, как высокий уровень шума и сравняться по этому показателю с американскими ракетоносцами не удалось. РПК СН проекта 667Б строились с 1972 по 1974 год крупной серией. Всего Северный и Тихоокеанский флоты получили 18 кораблей этого типа. Однако, при большей длине Мурены несли на четыре ракеты меньше, чем Наваги и американские ПЛАРБ всех типов. Кораблестроители по требованию военных взялись этот недостаток исправить. Путь был выбран самый простой. За счет увеличения длины ракетного отсека на 16 м удалось дополнительно разместить еще четыре пусковые шахты. Так появились ракетные подводные крейсера проекта 667БД (Мурена-М), которых построили четыре единицы. Головная лодка К-182 Шестидесятилетие Великого Октября была сдана флоту 30 сентября 1975 года, а последняя 30 декабря этого же года. С развертыванием новых лодок с ракетным комплексом Д-9 резко повысились боевая готовность и боевая устойчивость морского компонента стратегических ядерных сил Советского Союза. В 1980 году советский ВМФ пополнился подводным ракетоносцем, получившим наименование Навага-М (проект 667АМ). Своим рождением эта лодка была обязана настойчивому желанию высоких руководящих кругов государства оснастить флот твердотопливной БРПЛ. Тому было несколько причин. Во-первых, не давал покоя пример американцев, у которых на вооружении были ракеты только на твердом топливе. Во-вторых, советские подводники хотели получить ракету менее потенциально опасную, так как считалось, что агрессивные жидкие компоненты более взрывоопасны, чем твердое ракетное топливо. В-третьих, эксплуатация твердотопливных ракет проще. Были и другие причины. Двухступенчатая ракета Р-31 имела стартовую массу 26,9 т, что почти в два раза превышало массу Р-27, в то время как максимальная дальность полета увеличилась всего на 900 км. При этом ни мощность головной части, ни точность стрельбы заметно не возросли. Справедливости ради следует отметить, у Р-31 был и ряд присущих только ей достоинств. Не улучшились характеристики и подводной лодки, которая унаследовала от своей предшественницы все кроме ракетного отсека. Число пусковых шахт пришлось уменьшить до 12. Для того времени РПК СН с ракетой средней дальности можно было смело считать морально устаревшим и серию подобных кораблей строить не стали. Навага-М числилась в боевом составе Северного флота до середины 1991 года. В 70-х годах параллельно с работами по твердотопливной Р-31 в КБ В.П. Макеева велась разработка двух баллистических ракет с двигателями на жидком топливе. Они должны были быть оснащены разделяющейся головной частью с боевыми блоками индивидуального наведения и составить конкуренцию Посейдону. За основу при конструировании взяли вполне удачную конструкцию ракеты Р-29. В боевом отсеке ракеты, получившей обозначение Р-29Р, поместили три ядерных боевых блока мощностью по 200 кт, способных надежно поразить площадные цели на дальностях до 6500 км. Ее приняли на вооружение в 1979 году, а в 1982 году на оснащение подводных ракетоносцев проекта 667БДР поступила модификация ракеты с семью боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 100 кт каждый. Следует заметить, что американские Посейдоны также могли комплектоваться различным числом боеголовок. В виду того, что длина новых баллистических ракет выросла на 1,5 м по сравнению с длиной ракеты Р-29, развернулось строительство серии новых подводных лодок проекта 667БДР (Кальмар), способных обеспечить их развертывание. Он стал дальнейшим продолжением своих предшественников. Значительных конструктивных изменений вносить не стали. Выросла на 2,5 м общая высота ракетного отсека, что, естественно, повлекло увеличение водоизмещения. Установили более совершенное навигационное и радиоэлектронное оборудование. Уровень шумов удалось уменьшить. В период с 1976 по 1984 год Северный и Тихоокеанский флоты получили от судостроителей 14 таких атомоходов. Головная лодка К-441 вступила в строй в декабре 1976 года. С созданием большого флота ракетных подводных крейсеров доля стратегических носителей морского базирования в общей структуре советских СЯС возросла с 17,3 % в 1970 году до 37,9 % в 1980 году. При этом на подводных ракетоносцах базировалось 19,1 % всех советских баллистических ракет, оснащенных РГЧ ИН. С вводом в состав ВМФ большого числа новых РПК СН в области морских стратегических ядерных вооружений у Советского Союза и США могло бы сложиться определенное равенство уж, если не в количественном соотношении, то в качественном. Ракета Р-29Р, превосходя по дальности полета и мощности боевых блоков американскую Посейдон, уступала ей в числе боеголовок и в точности стрельбы. Р-29 превосходила почти по всем показателям Поларис-А2 и Поларис-А3 с моноблочными головными частями. Правда, американские ПЛАРБ по ряду боевых характеристик превзошли советские, особенно по эффективности электронного оборудования и уровню собственного шума, уступая им в общем числе боевых единиц. В 1975 году США имели 656 БРПЛ всех типов, а СССР - 784. По числу боевых блоков на них американская сторона намного опережала советскую. Но начало развертывания ракетной системы Трайдент коренным образом изменило ситуацию. С появлением ракетной системы Трайдент резко обозначилось отставание по ряду боевых показателей всех морских ракетных систем стратегического назначения, созданных в Советском Союзе и во Франции. Поступившая из-за океана информация о создании БРПЛ с высокими тактико-техническими характеристиками сильно встревожила советское военно-политическое руководство. В этих условиях была поставлена задача в кротчайшие сроки построить ракетоносец с равными возможностями. В результате разработан проект 941 тяжелого подводного крейсера уникальной конструкции. Необычность архитектуры корабля дополняли ракетные шахты, впервые расположенные впереди рубки. Ракетоносцы этого типа стали самыми большими подводными лодками в мире. При длине 170 м их ширина превышала 24 м, что почти в 2 раза больше, чем у Огайо. Советский тяжелый подводный ракетный крейсер получил грозное название - Акула, но получилось так, что мировую известность он приобрел под другим названием - Тайфун (название всей ракетной системы). Его вооружение составили 20 баллистических ракет Р-39 (РСМ-52) и восемь торпедных аппаратов, пригодных для использования разнообразного торпедного и ракетного оружия.

Первая из Акул вышла на боевое патрулирование в 1983 году, а всего в составе Северного флота имеется шесть таких лодок. Седьмая была разобрана на стапеле. Трехступенчатая, с последовательным расположением ступеней Р-39 специально создана для Акул. Она стала первой советской стратегической твердотопливной ракетой морского базирования, которая выпускалась крупной серией и оснащалась разделяющейся головной частью с 10 боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 100 кт каждый. Инерциальная система управления обеспечивает КВО точек падения не хуже 500 м при стрельбе на максимальную дальность 8300 км. Но полностью решить задачу адекватного ответа США не удалось. При одинаковой длине Огайо несла на четыре ракеты больше, чем Акула, имела меньше водоизмещение и, что особенно важно, - выше показатели живучести. Советская ракета оказалась почти в три раза тяжелей и больше по размерам, чем американская Трайдент-С4. С 1986 года советский ВМФ стал пополняться новыми ракетоносцами типа Дельфин (проект 667БДРМ). Своим появлением Дельфины обязаны с одной стороны принятию на вооружение удачной баллистической ракеты Р-29РМ (РСМ-54), созданной в КБМ В. Макеева, а с другой стороны разочарованию, которое наступило после накопленного опыта эксплуатации Акул и сравнения их характеристик с американскими Огайо. Новый советский подводный ракетоносец не претерпел больших конструктивных изменений по сравнению с лодками проекта 667БДР. Но главное, удалось значительно уменьшить шумность субмарины, что сразу заметили американские противолодочники. Дельфины стали последними советскими подводными ракетными крейсерами стратегического назначения. Головная лодка К-51 вступила в строй 29 декабря 1985 года, а последняя К-407 - 20 февраля 1992 года. Всего ВМФ получил семь ракетоносцев.



Понравилось? Поделитесь с друзьями.
  • Обсуждение

Карта сайта
Песочница
Форум поддержки

Ссылки и кнопки
Правила и условия
Пожертвования
Плагины
Ошибки / Отзывы
 
Подписывайтесь на наш канал на youtube. Лучшее видео о оружии, военной технике, авиции...
Помощь проекту
Мужской Цитатник Рунета
Цитаты. Мысли. Мотиваторы.