Концепции развития СЯС СССР в 40-90 годах

К созданию ядерного оружия в Советском Союзе приступили после окончания Второй мировой войны. Следует отметить, что проблемами ядерной энергии в СССР занимались с начала 30-х годов. До начала Второй Мировой войны о военных аспектах научно-теоретических разработок советских физиков-ядерщиков никто и не помышлял. Об этом свидетельствует даже такой факт, что практически все они после начала Великой Отечественной войны оказались на фронте в рядах действующей армии. И только в 1943 году, после того как советская агентурная разведка стала постоянно добывать сведения о попытках западных стран создать ядерное оружие, ученных решили отозвать в Москву. Но и после этого должного значения работам в области ядерной энергии не предавалось. Ситуация изменилась в августе 1945 года. Сообщение о том, что американцы в Аламогордо взорвали атомное устройство впечатления на И.В. Сталина не произвело. Но последствия бомбардировок г. Хиросимы и г. Нагасаки потрясли его. Сталин приказал Л. Берии продумать вопрос о создании собственного ядерного оружия. Последний хотел монополизировать руководство этими работами и сосредоточить их в своем ведомстве. Однако, Сталин этот план не принял. По его настоянию 20 августа 1945 года был образован специальный комитет по атомной энергии под руководством Л. Берия. Его заместителем назначили наркома боеприпасов Б.Л. Ванникова. В комитет вошли видные ученые А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица и И.В. Курчатов. Большую услугу советским атомщикам оказал коммунист по убеждениям, ученый Клаус Фукс - видный работник американского ядерного центра в Лос-Аламосе. Он в течение 1945 -1947 годов четыре раза передавал сведения по практическим и теоретическим вопросам создания атомной и водородных бомб, чем ускорил их появление в СССР. В 1946 - 1948 годах в СССР была создана атомная промышленность, открыты месторождения урана. В районе г. Семипалатинска был построен испытательный полигон. Там в августе 1949 года было подорвано первое советское ядерное устройство. Интересно, что буквально перед этим президенту США Г. Трумэну доложили, что ядерную бомбу Советский Союз создаст не ранее 1953 года. Можно представить, что Трумэн пережил, когда 23 сентября 1949 года ему сообщили, что Соединенные Штаты больше не обладают ядерной монополией. Появилась бомба - встал вопрос о ее носителе. К тому времени советские ВВС имели на вооружении бомбардировщики Ту-4, способные доставлять ядерное оружие к целям, удаленным на расстояние до 2500 км. Но этого было недостаточно, чтобы долететь до Америки, да и характеристики этих бомбардировщиков не отвечали требованиям дня. В ОКБ А.Н. Туполева велись работы по более совершенным самолетам, способным достичь территории США. В начале 50-х годов был готов бомбардировщик Ту-85 с межконтинентальной дальностью полета. Но он имел поршневые двигатели. Как показал опыт Корейской войны, тяжелые самолеты с такими моторами уже безнадежно устарели и не могут выдержать конкуренции с реактивными истребителями. В то время стратегической концепции развития зарождающихся советских ядерных сил не существовало. И. Сталин поставил перед конструкторами задачу создать реактивные бомбардировщики-носители ядерного оружия средней и межконтинентальной дальности и этим все ограничилось. Первым на вооружение поступает Ту-16, способный доставить ядерную бомбу весом пять тонн на дальность до 2500 км. Высокая скорость и мощное оборонительное вооружение делали его грозным оружием в умелых руках. Целями возможных бомбардировок должны были стать стратегические объекты в тылу вероятного противника на континентальных театрах военных действий. Ту-16 строились серийно в больших количествах. В конце 1953 года руководство советских Вооруженных Сил приняло решение по возможным путям развития стратегических носителей ядерного оружия. Предлагалось строить межконтинентальные бомбардировщики, баллистические ракеты средней и межконтинентальной дальности и создавать подводный ракетоносный флот. По замыслу разработчиков эти три компонента будущих стратегических ядерных сил Советского Союза могли с успехом дополнить друг друга, компенсируя в той или иной мере свойственные им недостатки. В 1955 году на вооружение дальней авиации принимаются межконтинентальные бомбардировщики Ту-95 и М-4, способные нести не только атомные, но и водородные бомбы. Наконец у СССР появились средства доставки атомного оружия, которые в случае развязывания мировой войны могли нанести ядерные удары по стратегическим целям на территории США. Возможность ведения такой войны советская военная доктрина того времени предусматривала. Считалось, что в этой войне можно достичь победы и к ней необходимо готовиться. Но советское военно-политическое руководство прекрасно сознавало уязвимость тяжелых самолетов от огня средств ПВО и прежде всего, реактивной авиации, которая непременно встретила бы бомбардировщики еще на подлете к Америке. Поэтому массового строительства этих самолетов развертывать не стали. К тому же полным ходом шла разработка ракетного комплекса с межконтинентальной ракетой. Именно ракетной технике лидер Советского Союза Н. Хрущев отдавал предпочтение. В развитии стратегических ядерных сил СССР 1959 год можно смело считать этапным. В этом году в западных районах страны развертывается массовое строительство ракетных комплексов с баллистическими ракетами средней дальности Р-12 и Р-5М, способных наносить ядерные удары по объектам, удаленным до 2000 км от места старта. Они поступили на вооружение инженерных бригад РВГК. При этом часть самолетов Ту-16 переключили на решение других задач. Заканчивается постановка на боевое дежурство первого комплекса с межконтинентальными ракетами Р-7. Создается новый вид Вооруженных Сил - Ракетные войска стратегического назначения. Военно-морской флот получает первую дизельную подводную лодку океанской зоны проекта 629 с тремя баллистическими ракетами Р-13 на борту. Годом позже в боевой состав Северного флота вошла первая атомная подводная лодка проекта 658 с таким же числом ракет. В начале 1960 года советские стратегические ядерные силы располагали 150 тяжелыми бомбардировщиками, пятью подводными лодками с БРПЛ Р-13 и несколькими МБР Р-7. Одновременно создавалась группировка баллистических ракет средней дальности. Хотя СССР и США приступили к развертыванию межконтинентальных ракет и баллистических ракет на подводных лодках практически одновременно, очень скоро первый отстал в этой гонке. Особенно это было заметно в области морских ядерных вооружений. По своим тактико-техническим данным советские подводные ракетоносцы проектов 629 и 658 значительно уступали американской ПЛАРБ типа <Дж. Вашингтон>. А ракеты Р-13, которые они несли на борту, в отличии от американских <Поларис-А1>, могли быть запущены только из надводного положения, что заставляло субмарину всплывать перед пуском на поверхность. В результате она теряла скрытность и подвергалась угрозе быть легко уничтоженной. С 1960 года в РВСН началось формирование ракетных дивизий, состоящих из ракетных полков. В каждом полку на вооружении имелся один ракетный комплекс. Переход на единую организационно-штатную структуру значительно улучшил управление ракетными войсками, но не устранил ряда недостатков в этом процессе. Для повышения боевой эффективности РВСН требовалось создать систему централизованного боевого управления восками и оружием. Советское военно-политическое руководство очень быстро убедилось в том, что стратегические ядерные силы США количественно и качественно превосходят СЯС СССР. Особенно четко это высветилось в период Карибского кризиса. В этих условиях руководством страны была поставлена задача, на несколько десятков лет определившая магистральный путь развития национальных СЯС, добиться ядерного паритета с Соединенными Штатами. Учитывая географические факторы, уровень развития военной техники, уязвимость носителей ядерного оружия от воздействия средств противника, приоритет был отдан РВСН. Именно межконтинентальные ракеты могли стать гарантом нанесения неотвратимого удара по Америке. В начале 60-х годов разработка ракетных комплексов с межконтинентальными баллистическими ракетами первого и второго поколения велась бурными темпами. В 1961 году принимается на вооружение ракета Р-16, ставшая базовой при создании группировки РВСН на период до 1967 года. Через два года появился ее шахтный вариант. В 1964 году на боевое дежурство заступают первые полки с МБР Р-9А. Со второй половины 60-х годов в боевой состав Ракетных войск стали вводиться боевые ракетные комплексы с ракетами УР-100 и Р-36. Они имели повышенную защиту от поражающих факторов ядерного взрыва. За период с 1965 по 1970 года на боевое дежурство было поставлено свыше 1000 межконтинентальных ракет четырех типов. Произошло качественное улучшение вооружения РВСН, увеличились его боевые возможности. И хотя по некоторым показателям (например, по точности стрельбы) советские ракеты и уступали американской <Минитмен-2>, в целом они были на уровне требований времени. К 1965 году закончилось создание группировки ядерных сил средней дальности. Их основу составили баллистические ракеты Р-12 и Р-14 наземного и шахтного базирования, развернутые на Западе и Востоке страны и способные эффективно нанести удары по стратегическим целям преимущественно площадного характера на всю глубину континентальных ТВД. Их дополняли бомбардировщики среднего радиуса действия Ту-16 и Ту-22 с ядерными управляемыми ракетами (они имели показатели точности стрельбы выше, чем БРСД) на борту и дизельные ракетные подводные лодки. Сверхзвуковой бомбардировщик Ту-22 создавался специально для решения задач прорыва систем ПВО в Европе и нанесения ударов по хорошо защищенным объектам. К сожалению возлагавшиеся на него надежды он не оправдал. Это вызвало необходимость модернизации данного самолета практически сразу же после нескольких лет эксплуатации в строевых частях, а следовательно и лишних затрат немалых финансовых средств. В 1962 году в КБ В. Макеева для подводных лодок проектов 629 и 658 была создана ракета Р-21 с двигателями на жидком топливе и дальностью полета 1300 км. Главным ее достоинством было то, что конструкторам удалось реализовать принцип подводного старта. После модернизации и перевооружения боевые возможности этих субмарин возросли. И тем не менее советские подводные ракетоносцы уступали американским практически по всем показателям. Со второй половины 60-х годов у руководства Вооруженными Силами и государства началась трансформация взглядов на возможный характер мировой войны. Советская военная доктрина стала учитывать возможный начальный период ведения боевых действий только обычными вооружениями. Появились сомнения и в возможности выйти победителем в войне после обмена массированными ядерными ударами. С этого периода руководство Советского Союза стало стремиться к заключению договоров с США о запрещении или ограничении стратегических ядерных вооружений. Но поскольку прогресса в этом вопросе на тот период достигнуто не было, требовалось ликвидировать отставание от американцев в области стратегических вооружений, а оно было более чем внушительным. Так в 1965 году США имели на стратегических носителях 5550 ядерных боезарядов, а СССР - только 600 (в эти подсчеты не включены боеголовки на ракетах среднего радиуса действия и ядерные бомбы для бомбардировщиков с дальностью полета менее 6000 км). С 1967 года в состав Северного и Тихоокеанского флотов стали вводиться ракетные подводные крейсера стратегического назначения (РПК СН) типа <Навага>. Они строились крупной серией до 1972 года. Каждый такой подводный ракетный крейсер нес 16 баллистических ракет Р-27 с моноблочной термоядерной головной частью и дальностью полета около 2400 км. Значительным событием в развитии советских ракетно-ядерных сил стала постановка на дежурство централизованной системы боевого управления войсками. Ввод в эксплуатацию ее первой модификации в 1969 году повысил надежность доведения боевых приказов до исполнительных звеньев. В 1972 началось внедрение модифицированной АСБУ, позволявшей реализовать в полной мере принцип применения ракетно-ядерного оружия только после получения санкции от Верховного главнокомандующего. В конце 60-х годов дальнейшее развитие получили бомбардировщики среднего радиуса действия, имевшие двойное назначение (носитель ядерного и обычного оружия). В 1967 году началась разработка проекта бомбардировщика Ту-22М, призванного заменить устаревший Ту-16 и неудачный Ту-22. Он предназначался для повышения боевой устойчивости и гибкости применения группировки ядерных средств средней дальности, а также решения других задач. С 1971 года новые ракетоносцы стали поступать в строевые части. К концу 1972 года практически завершилась постановка на боевое дежурство боевых ракетных комплексов с межконтинентальными ракетами второго поколения. Советский ВМФ получил три десятка подводных ракетных крейсеров типа <Навага>. Стратегические бомбардировщики Ту-95 оснастили управляемыми ракетами Х-22, что позволяло им наносить удары по целям, не входя в зону действия объектовой ПВО. В 1972 году Советский Союз располагал 1300 МБР, 505 БРПЛ и 145 тяжелыми бомбардировщиками. Практически, задача достижения ядерного паритета почти была выполнена, но ввод в боевой состав ядерной триады США ракет <Минитмен-3> и <Посейдон>, оснащенных разделяющимися головными частями с боевыми блоками индивидуального наведения, отодвинуло его достижение еще на несколько лет. В конце 60-х годов в военных НИИ велись проработки возможных путей повышения боевых свойств советских стратегических вооружений на 70-е годы с учетом перспективы поступления на вооружение американских ракет с РГЧ. От их успеха зависела возможность парирования растущей угрозы со стороны стратегических наступательных вооружений США, а также выбор пути достижения ядерного паритета. После всестороннего анализа всех факторов приоритет был отдан группировке межконтинентальных ракет, которая должна была стать главным сдерживающим элементом стратегических ядерных сил. На ракетные подводные крейсера возлагались задачи нанесения ответного удара, так как считалось, что они потенциально менее уязвимы при внезапном ядерном нападении противника. Однако, обеспечение этой неуязвимости (боевой устойчивости) само по себе является сложной и дорогостоящей задачей и зависит от множества разнородных факторов. Тяжелые бомбардировщики предназначались для наращивания усилий после обмена ядерными ударами. С таким подходом не было согласно руководство ВМФ, главкомом которого в то время был С. Горшков. Ссылаясь на американский опыт, он проводил линию на перенос главной роли в структуре стратегических сил Советского Союза на подводный ракетоносный флот. Несмотря на то, что мнение руководителей флота не возобладало, его представители еще долгие годы не отказывались от этой идеи. Анализ направлений развития ракетных комплексов РВСН показал, что основными из них должны быть: увеличение числа боеголовок на ракетах группировки, повышение ее живучести и обеспечение возможности преодоления боевыми блоками противоракетной обороны. Наращивать количество пусковых установок не представлялось возможным, в том числе и по причине начавшихся советско-американских переговоров по проблемам ограничения СНВ. Поэтому было принято решение о переходе к производству ракет с разделяющимися головными частями После всесторонней оценки возможных условий боевого применения ракетных комплексов с учетом предполагаемого развития стратегических наступательных вооружений США, Франции и Великобритании были выданы задания на проектирование МБР двух классов: тяжелых и легких, существенно отличавшихся своей стартовой массой. Повышение живучести БРК предполагалось достичь за счет увеличения защищенности стационарных пусковых установок, так как переход к подвижным ракетным комплексам технически не был еще подготовлен. Не обошлось и без издержек. Так были разработаны и приняты на вооружение сразу два типа легких ракет с РГЧ, что не вызывалось необходимостью и привело к дополнительным материальным затратам. Вызвано это было в первую очередь стремлением конструкторов-разработчиков вооружения и руководства соответствующих отраслевых министерств получать новые заказы, тем более выгодные, если они касались создания образцов на базе уже существующих. Такое положение было и с разработкой боевой техники для ВМФ и для ВВС. Отрицательную роль сыграло также непонимание высшими руководителями КПСС и Правительства роли военной науки в определении путей развития стратегических вооружений. С подписанием главами СССР и США Временного соглашения по СНВ на развитие советских СЯС стали оказывать влияние закрепленные в нем ограничения. Так взамен вводимых в строй подводных ракетоносцев с баллистическими ракетами снимались с боевого дежурства МБР Р-9А и Р-16. Всего с 1972 по 1985 года Советский Союз демонтировал 1007 ракет наземного базирования и 233 БРПЛ. Ликвидировал 13 атомных подводных лодок типа <Навага>. Начиная с начала 70-х годов главной концепцией развития советских стратегических вооружений становится концепция, которую можно охарактеризовать как <стратегической достаточности>. Она определяла количественный и качественный состав носителей, их распределение между РВСН, ВМФ и ВВС, с учетом возможного применения в различных условиях обстановки. Научным путем было определено оптимальное соотношение количества носителей и ядерных боеприпасов для них. Учитывала она и начавшийся процесс ограничения стратегических вооружений Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. С 1972 года Северный и Тихоокеанские флоты стали пополняться подводными ракетоносцами типа <Мурена>, которые несли по 12 баллистических ракет Р-29 с моноблочной головной частью. С их развертыванием появилась возможность выбирать районы патрулирования ближе к своим берегам, так как эти ракеты имели дальность полета около 8000 км. Это было крайне важно для обеспечения боевой устойчивости ракетных подводных крейсеров потому, что советский надводный флот значительно уступал американскому и тем более - объединенному флоту НАТО и США. В 1972 году начались летные испытания МБР третьего поколения. Со второй половины 1974 года развернулись работы по вводу в эксплуатацию ракетных комплексов с этими ракетами. К концу 1977 года задача достижения ядерного паритета с США в области СНВ была полностью решена. В составе стратегических ядерных сил Советского Союза имелось 1368 МБР шести типов, 732 БРПЛ, 100 бомбардировщиковТу-95 различных модификаций и 35 бомбардировщиков М-4. И хотя число боевых блоков на них было меньше того, чем располагали США, можно было говорить о примерном равенстве боевых потенциалов. Достигнутое повышение устойчивости группировки советских СЯС гарантировало выполнение поставленных задач в условиях нанесения ответно-встречного удара. С 1977 года началась постепенная замена устаревших ракет в группировке ядерных сил средней дальности. На боевое дежурство ставились мобильные ракетные комплексы <Пионер> с ракетами РСД-10. К моменту начала их развертывания в европейской части СССР имелось 606 ракет Р-12 и Р-14. С вводом в боевой состав двух новых ракет снималось три старые. При этом, несмотря на увеличение в два раза числа боеголовок, суммарная мощность ядерных боезарядов уменьшалась более чем на одну мегатонну. Развертывались новые РСД и на востоке страны. Из состава флота была выведена часть дизельных ракетных лодок с ракетами Р-21. Значительное число средних бомбардировщиков было перенацелено нарешение задач с применением обычного оружия. Практически все Ту-16 и Ту-22 переоборудовались в специализированные вспомогательные самолеты. В 1983 году были сняты с боевого дежурства все Р-14 (часть из них использовалась в качестве ускорительных средств для вывода космических аппаратов на околоземные орбиты). В 1986 году практически завершилось развертывание ракет РСД-10 в европейской части СССР. К концу года их насчитывалось 243 единицы. Кроме них имелось 112 ракет Р-12 и 18 Р-21 на подводных лодках. Но спустя год был подписан советско-американский Договор по РСМД и до лета 1991 года все ракеты средней дальности были ликвидированы. С конца 70-х годов советское политическое руководство все чаще стало выдвигать идею об отказе применения ядерного оружия первыми. 12 июня 1982 года Советский Союз заявил об этом официально. В этом же году Министр обороны маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов заявил: <Лишь чрезвычайные обстоятельства - прямая ядерная агрессия против Советского государства или его союзников - может заставить нас прибегнуть к ядерному удару возмездия, как последнему средству самообороны>. Политическое заявление нашло отражение в положениях военной доктрины, что сказалось и на стратегических вооружениях. Потребовалось провести модернизацию ракетных комплексов, направленную на повышение стойкости к поражающим факторам ядерного взрыва и, прежде всего, к действию нейтронного излучения. Получили дальнейшее развитие морские стратегические ядерные силы. В конце 70-х годов на вооружение принимается ракетный подводный крейсер типа <Кальмар> с ракетами Р-29Р, оснащенными разделяющейся головной частью с боевыми блоками индивидуального наведения. В 1982 году на испытание вышла головная подводная лодка типа <Акула> ракетной системы <Тайфун>. Она несла 20 твердотопливных ракет Р-39 с 10 боеголовками типа <МИРВ> на каждой и дальностью полета свыше 8000 км. <Акула> стала самой крупной подводной лодкой в мире. Всего было построено шесть таких крейсеров. Следует отметить, что по ряду параметров они уступали американским ПЛАРБ типа <Огайо>.

Появление у США новейших ракетных систем <МХ>, <Трайдент> и <Першинг-2> с высокими ударными характеристиками, а также крылатых ракет воздушного и наземного базирования с большой дальностью полета, поставило советские СЯС в крайне тяжелое положение. Оно могло усугубиться при условии успешной реализации американской программы <стратегической оборонной инициативы>, положения которой существенно затрагивали Договор по системам ПРО от 1972 года. Перед Советским Союзом встал вопрос, каким образом обеспечить возможность нанесения ответного удара (для нанесения ответно-встречного удара просто могло не хватить времени, так как подлетное время <Першингов> к запланированным объектам поражения исчислялось 8-12 минутами). Путь дальнейшего повышения защищенности шахтных пусковых установок всей группировки РВСН военными учеными был признан бесперспективным, несмотря на то, что именно на нем настаивало Министерство общего машиностроения. В конце концов с мнением военных согласились. Решено было создать мобильные комплексы с межконтинентальными ракетами на твердом топливе, живучесть которых бы достигалась за счет изменения своего местоположения, и принять на вооружение ракеты с повышенной стойкостью к поражающим факторам ядерного взрыва. Кроме того потребовалось увеличить надежность доведения приказов до исполнительных звеньев и создать резервную систему управления на случай чрезвычайных условий начала и ведения войны. В 1982 году все части ВМФ и ВВС, входящие в стратегические ядерные силы, получили более совершенные средства управления. С 1987 года началось развертывание мобильного грунтового БРК <Тополь> с ракетой РС-12М. В 1988-1989 годах на вооружение принимаются МБР РС-18В и РС-22 шахтного базирования, способные нести по 10 боевых блоков индивидуального наведения, а также модификацию РС-22 для боевого железнодорожного комплекса. С их вводом в группировку РВСН боевые возможности советских стратегических ядерных сил по нанесению ответного удара заметно возросли. В 80-х годах также совершенствовалось оружие морских и воздушных компонентов ядерной триады. Был принят на вооружение ракетные подводные крейсера типа <Дельфин> с БРПЛ Р-29РМ, имеющей высокие тактико-технические характеристики. Дальняя авиация стала пополняться бомбардировщиками Ту-95МС6 - носителями крылатых ракет большой дальности, а потом и Ту-95МС16 (нес 16 КР), что существенно увеличивало боевые возможности стратегической авиации. С 1987 года началась опытная эксплуатация ракетоносца Ту-160, по своим боевым характеристикам превосходящего американский В-1В. Предполагалось, что всего будет развернуто 100 таких самолетов. Однако, известные политические события, а именно - развал СССР, распад единого военно-промышленного комплекса, изменение политических внутренних и внешних ориентиров, разрушение промышленно-финансовой системы страны, существенно подорвали стратегический, прежде всего, военный потенциал нашей Родины, уничтожили возможность реализации идеи поддержания на должном уровне СЯС России, а, следовательно, и с таким трудом достигнутый паритет в вопросах СНВ между США и СССР.

Общие возможные направления развития СЯС России до конца ХХ-века

После развала Советского Союза на территории Российской Федерации осталась львиная часть советского стратегического потенциала: 100 % БРПЛ, 76 % всех МБР и 53 % тяжелых бомбардировщиков. В тоже время за пределами России оказались новейшие системы стратегических вооружений (20 бомбардировщиков Ту-160 - 91 % от их общего числа, 46 МБР РС-22А - 82 %, 34 ракетоносца Ту95МС16 - 61 %). Кроме того, была нарушена кооперация предприятий-производителей новейших стратегических вооружений. Особенно тяжелая обстановка сложилась с производством МБР. Из четырех современных типов ракет, находившихся на конец 1991 года в производстве, только один выпускался на российском предприятии. Попытки руководства России создать коллективные стратегические ядерные силы под единым командованием натолкнулись на активное сопротивление политических лидеров Украины, стремившихся выгодно воспользоваться доставшимся им ядерным потенциалом По числу носителей и размещенных на них ядерных боезарядов Украина вышла на третье место в мире (176 МБР и 42 тяжелых бомбардировщика - 1240 и 588 боезарядов соответственно). С осени 1992 года Россия приступила к созданию структуры собственных СЯС. Но у политических лидеров страны не было четких геополитических ориентиров, не было и новой доктрины, которая должна определять состав и задачи ядерных сил. Они прибывали в состоянии эйфории. Нормальное военное строительство подменялось разговорами о приходе <новой эры взаимоотношений с НАТО>, чуть ли не <братства с США>. Президент России Б. Ельцин весной 1992 года решил прекратить дальнейшее производство бомбардировщика Ту-160 и новых атомных подводных ракетных крейсеров. Еще раньше было принято решение об отказе от серийного производства новейшей малогабаритной межконтинентальной ракеты <Курьер>, испытания которой успешно закончились в 1991 году. В 1992 году, в условиях небывалой в практике подготовки договоров по проблемам ограничения и ликвидации стратегических вооружений, был подготовлен и 3 января 1993 года подписан Договор о дальнейшем сокращении стратегических ядерных потенциалов США и России. В результате России предстояла сокращать свои СНВ сразу в соответствии с двумя Договорами (СНВ-1 и СНВ-2), в случае их ратификации российскими законодателями. Еще до вступления Договора СНВ-1 в силу начался процесс массового снятия с вооружения устаревших российских МБР и БРПЛ. В тоже время поступление на вооружение новых образцов замедлилось, что стало следствием так называемых <экономических реформ>, проводимых правительством Е. Гайдара. В 1995 году вступил в силу Договор СНВ-1, предусматривавший 50 % сокращение стратегических наступательных вооружений СССР и США. В зачет нормы сокращения для России по межконтинентальным ракетам были включены МБР, оставшиеся на территории Украины и Казахстана. К середине 1996 года российские СЯС располагали 744 МБР, 640 БРПЛ и 85 тяжелыми бомбардировщиками. К сожалению, политическое руководство страны так и не выработало четкой концепции дальнейшего строительства стратегических ядерных сил. Особенно много неопределенности вносила ситуация с ратификацией российско-американского Договора СНВ-2. Договором предусматривалось, что каждая из сторон ограничивает свои МБР, БРПЛ, пусковые установки, связанные с ними, тяжелые бомбардировщики таким образом, чтобы к 1 января 2003 года стороны имели на своих носителях от 3000 до 3500 ядерных боевых блоков по своему усмотрению. Предусмотрены промежуточные уровни на период сокращений (семь лет, как это определяет Договор о СНВ):

  1. 2160 боезарядов, которые числятся за развернутыми БРПЛ;
  2. 1200 боезарядов на МБР с РГЧ ИН;

- 650 единиц для боезарядов, которые числятся за развернутыми тяжелыми МБР с РГЧ. В тексте договора есть оговорка, что, если стороны согласуют программу американской помощи в ликвидации российского арсенала, то этот процесс должен завершен не позднее 31 декабря 2000 года. Договор позволяет уменьшать количество боезарядов на ракетах наземного и морского базирования, за исключение тяжелых МБР, при чем этот вопрос увязан с некоторыми положениями Договора СНВ-1. Для МБР, не являющихся американскими <Минитмен-3>, число таких ракет не может превышать 105 единиц. При этом, старая платформа от РГЧ остается на ракете. Разрешено переоборудовать не более 90 шахтных пусковых установок тяжелых ракет для размещения в них легких МБР с моноблочной головной частью. Положения этого Договора вызвали большие споры у специалистов и политиков в ввиду его очевидной огромной затратности для России. Даже беглый взгляд на его основные положения показывает, что структура российских СЯС претерпит значительное изменение. В 1992 году распределение носителей и боезарядов на них выглядело следующим образом. РВСН в структуре имели 51,2 % носителей и 56,8 % боезарядов, морские СЯС (МСЯС) - 44,7 % носителей и 37,1 % боезарядов, авиационные СЯС (АСЯС) - 4,1 % и 6,1 % соответственно. В случае выполнения Договора СНВ-2 эти показатели могут выглядеть приблизительно так. РВСН - 75,5 % носителей и 25,6 % боезарядов, МСЯС - 19,5 % носителей и 47 % боезарядов, АСЯС - 5 % носителей и 27,4 % боезарядов. При этом, чтобы выйти на уровень 900 МБР, оснащенных моноблочной головной частью, российской промышленности необходимо будет произвести свыше 450 ракет. В противном случае доли морской и авиационных составляющих СЯС еще более возрастут. Очевидно, что основная тяжесть переносится на российские РПК СН, которых всего останется 13 единиц. Научные расчеты с использованием современного математического аппарата, например, доктора технических наук, профессора Л. Худякова, показывают, что России необходимо иметь 20 подводных ракетоносцев,из которых 13 должны находиться на боевом патрулировании. Тогда вероятность нанесения ответного удара хотя бы одной лодкой будет в требуемых пределах. В настоящее время это условие выполнимо. Но после 2003 года, если не будет развернуто серийное строительство новых РПК СН, ситуация может значительно ухудшиться. Структура американских стратегических наступательных сил не претерпит изменений. На 18 ПЛАРБ будет размещено 432 БРПЛ <Трайдент-D5> с 1728 боевыми блоками (49,4 % всех боезарядов). За счет уменьшения доли МБР по боезарядам с 23,2 % в 1991 году до 15,7 % возрастет авиационная составляющая (с 22,3 до 34,9 %). Таким образом, морские СЯС по-прежнему будут играть основную роль. При этом их качественный уровень значительно возрастет, что позволит им наносить разоружающий удар. Посмотрим, что стоит за этими цифрами в плане сохранения стратегического баланса. Расчетная потребность боеголовок ракет <Трайдент-D5> для поражения 1000 наземных пусковых установок российских МБР составляет 1130-1150 из их общего числа 1728. Следовательно, задача разоружающего удара может быть перенесена с МБР <Минитмен-3> на БРПЛ. К тому же последние способны будут достигнуть внезапности нанесения удара из любой точки мирового океана, не контролируемой нашими средствами системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и надводным флотом. С развалом СССР мы потеряли из семи надгоризонтных станций СПРН четыре. Оставшиеся у России к середине 90-х годов корабли океанской зоны, способные решать противолодочные задачи в отдаленных от своих баз районах, настолько малочисленны, что рассчитывать на их эффективное применение нет ни каких оснований. Может сложится такая ситуация, когда российские СЯС будут лишены возможности отреагировать на внезапный удар как ответно-встречным, так и ответным ударом. Специалистами РВСН подсчитано, что контрсиловой потенциал этого компонента стратегических ядерных сил России после ликвидации МБР с РГЧ ИН снизится более чем в 8 раз, контрсиловой потенциал всех СЯС уменьшится в 2,2 раза, а эффективность ответного удара - почти в 1,5 раза. И это при условии, что промышленность справится с планом развертывания группировки новых моноблочных ракет, и США не будут развертывать элементы системы ПРО в рамках СОИ. Некоторые из них уже прошли испытания, а противоракетная мобильная система ближнего действия <Патриот> принята на вооружение. К середине 1997 года в России сложилась тяжелая экономическая ситуация, которая не позволяет содержать даже сократившиеся Вооруженные силы. В этих условиях роль национальных СЯС в обеспечении обороноспособности государства еще больше возросла. Какими они будут в конце нынешнего века, зависит от ряда обстоятельств, а главное - политической воли руководства страны.



Понравилось? Поделитесь с друзьями.
  • Обсуждение

Карта сайта
Песочница
Форум поддержки

Ссылки и кнопки
Правила и условия
Пожертвования
Плагины
Ошибки / Отзывы
 
Подписывайтесь на наш канал на youtube. Лучшее видео о оружии, военной технике, авиции...
Помощь проекту
Мужской Цитатник Рунета
Цитаты. Мысли. Мотиваторы.