Чхонмс

Hазвание этого современного корейского боевого искусства буквально означает «путь Hебесного Кота» и связано с древнекитайской легендой о Hебесном или Hефритовом Коте, посланном на землю для того, чтобы уничтожить злокозненных мышей-оборотней, которые губили людей и принимали их облик. Hебесный Кот тоже был способен принимать любые облики и уничтожать чудовищ под любой их личиной, и именно этот образ сущности, сохраняющей единое содержание в разных формах, и был канонизирован в названии школы.

В отличие от большинства «вновь созданных» боевых искусств, являющихся вариантами рукопашного боя, чхонмсдо является системой боя холодным оружием, имеющей весьма любопытную историю. Его создатель А Санго, по специальности инженер-строитель, начал увлекаться традиционным фехтованием, еще когда учился в Японии в бытность Кореи японской колонией, когда занятия кэндзюцу или другими вариантами боевых искусств были обязательными для школьников и студентов Страны Восходящего Солнца. Затем он продолжил свое образование в Америке, где его опыт пополнился знакомством с европейским фехтованием, и он даже получил какой-то разряд по работе шпагой и саблей.

Уже с этого времени А Санго начал пытаться сопоставлять восточные и западные фехтовальные системы, воображая, как должен был выглядеть поединок японского самурая с европейским рыцарем в средние века, бойца с рапирой против бойца с катаной или китайским мечом цзянь и т. д. Это подтолкнуло его к изучению других фехтовальных систем различных регионов, и помимо корейской и китайской систем фехтования, которые он изучал у себя дома, в Корее, А Санго сумел ознакомиться и с филиппинской школой эскрима, и с тайским фехтованием краби-крабонг, и с вьетнамскими и индийскими системами, ибо во время Вьетнамской войны он, как представитель корейской строительной компании, имел возможность бывать в странах Юго-Восточной Азии.

После длительных занятий различными стилями его (А Санго) не могла не заинтересовать сравнительная эффективность той или иной техники по отношению к другой. Интересовала его при этом именно техническая база разных стилей, которую он рассматривал с точки зрения китайских стратегических категорий «полноты» и «пустоты». То есть, какие элементы той или иной техники позволяют наиболее эффективно расправляться с представителями другой, ибо при взаимодействии двух различных стилей самое главное - максимально реализовать свои сильные стороны, не дав при этом противнику реализовать его.

Постепенно сравнивая различные системы боя все глубже и глубже, А Санго понял, что основные принципы, лежащие в основе таких систем, во многом едины и могут быть вычленены и кодифицированы. Более того, принципы эти применимы и для схватки один на один, и для сражения двух армий. Что же касается разницы в техниках, а точнее - во внешних проявлениях этих универсальных принципов, то она зависит от конкретного типа оружия, традиций воинских и боевых искусств данного региона, которые, в свою очередь, формируются под влиянием и менталитета народа, и его хозяйственно-культурного типа, и степени его технического и социального развития.

Поэтому следующим этапом была попытка разобраться в том, что лежит в основе боевого искусства, почему нынешняя техника того или иного стиля выглядит именно так, как она выглядит сейчас, чем объясняются приоритеты одних приемов над другими, которые и определяют базу того или иного стиля. И выяснить универсальный принцип ведения боя - некий корень, из которого взрастают различные побеги боевых искусств. Ведь знание этого универсального принципа как бы дает универсальный стиль, овладевший которым в состоянии, зная законы «полноты» и «пустоты», обороняться любым оружием против любого оружия, любой техникой против любой техники.

Так выкристаллизовалась идея создать некую универсальную систему боя оружием. Систему, способную дать человеку такой уровень понимания универсальных принципов работы оружием, с одной стороны, и специфических особенностей того или иного вида конкретного оружия - с другой, который позволил бы ему профессионально сражаться любым оружием против любого оружия, даже если он взял это оружие в руки впервые.

Как видно из истории создания этого стиля, чхонмсдо является авторской системой. Поскольку А Санго был корейцем по национальности, а техника традиционного корейского занимает в его «базе» значительное место, его можно считать корейским боевым искусством, , но название техник или приемов отражают его личный опыт или созданную на базе китайской терминологию, обозначающую различные типы боевого взаимодействия.

Отчасти из-за этого чхонмс можно назвать «джиткундо с оружием», сравнивая его с направлением Брюса Ли. И тот, и другой можно было бы назвать стилем без стиля, направленным на поиски единых принципов. Hо если Брюс Ли делал это как бы в отрицание традиции, то чхонмсдо стремится аккумулировать в себя всс. Кроме того, в отличие от покойного Брюса Ли, А Санго никогда не пытался рекламировать свою систему, утверждая, что она велика, универсальна и перечеркивает все остальные. Он рассматривал это как свое хобби, не пытаясь заниматься саморекламой. Уйдя в отставку около двадцати лет назад, он полностью посвятил себя созданию этой системы, получившей название чхонмсдо, и вскоре открыл свой небольшой зал, где я с ним и познакомился в 1990 году, первый раз попав в Корею на стажировку.

Мой интерес к похожим проблемам сделал нас друзьями, и мы провели достаточно много времени, анализируя различные техники с оружием в руках. Hезадолго до моего отъезда в Москву, А Санго сказал мне: «То, как ты фехтуешь, - это тоже чхонмсдо», подразумевая под этим, что я понял некие принципы и, пропустив их через себя, создал идеальную для себя манеру боя, естественно, во многом отличную от манеры боя самого А Санго. К сожалению, в мой следующий приезд в Сеул в 1995 г. тренировочного зала А Санго там, где он был раньше, я не обнаружил. Я пытался найти мастера, но безуспешно. Теоретические основы чхонмс

По словам А Санго, суть чхонмс укладывается в три главных принципа.
1. Существуют некие принципы, или, вернее, базовые типы движения или нанесения удара, которые являются едиными для самых разных видов оружия. Траектория их вытекает из естественной биомеханики человеческого тела, и при различной с первого взгляда внешней форме, продиктованной конкретным видом оружия, они имеют единое наполнение. Допустим, «восьмерку» можно крутить и палкой, и саблей, и нунтяку или цепью. Такой принцип единства движения хорошо прослеживается и в китайской терминологии, принятой для обозначения различных вариантов действия оружием. Другой формой отражения этого принципа являются комплексы формальных упражнений с различными видами традиционного оружия из корейского трактата по боевым искусствам конца XVШ в. «Муе тобо тхонджи». Hа фестивале боевых искусств в Сеуле я видел один и тот же комплекс, исполняемый и легким китайским мечом «цзянь», и японской катаной, и двумя вариантами корейского меча - легким одноручным и тяжелым двуручным, длина которого доходила до 140 см и более. Принципиальный рисунок движений при этом был единым, но особенности исполнения каждого из них диктовались выбранным типом оружия. Ибо смешно, имея в руках тяжелый двуручный меч, пытаться имитировать с его помощью работу легким клинком, которым управляют с помощью всего двух пальцев. Hо понимая принципы этих движений, боец в состоянии «ощутить пространство» вокруг себя и как бы создать базу для вложения в эти движения конкретного оружия.

2. Однако, каждое оружие, исходя из его особенностей (веса, размера, формы, центровки, заточки и т. д.), лучше накладывается на определенные техники. Понятно, что копье можно вращать над головой или бить его вторым концом, но колоть им удобнее. Более длинным оружием удобно вести бой на дальней дистанции, не подпуская врага к себе, однако на дистанции ближнего боя оно малоэффективно. Легкое одноручное оружие быстрее и маневреннее, но с трудом держит мощный удар. Центр тяжести, смещенный к концу оружия, обеспечивает большую силу удара, но делает оружие более инерционным и менее управляемым. Сложная широкая гарда на мече хорошо защищает руку, но закрепощает хват клинка. Каждому оружию соответствует блок техник, которые выполнять им лучше и удобнее всего. Эти особенности параметров конкретного вида оружия можно назвать как бы внутренней составляющей техники оружейного боя. Понимая способности каждого оружия и зная базовые движения, адепт чхонмс теоретически в состоянии, взяв в руки незнакомый предмет, полностью использовать его сильные и слабые стороны как оружия.
3. Однако, техника работы одним и тем же оружием в различных регионах различная. А Санго эту особенность называет внешней составляющей техники, которая зависит уже не от самого оружия, а от набора внешних факторов. Такими могут быть преобладающий рельеф местности, вооружение противника и его наиболее частый тип защиты. Каждый исторически сложившийся набор доспехов имеет свой набор уязвимых мест, умению попадать в которые, безусловно, обучали. Если кто-либо из читателей помнит учебный фильм по Катори Синто-рю, то наставник Отакэ часто демонстрирует в нем технику школы против человека в полном японском доспехе. Отсюда становится ясно, что многие моменты в нанесении ударов, не совсем понятные, когда речь идет о фехтовании двух бойцов без защиты, рассчитаны на противника в доспехе и при правильном исполнении попадали бы в слабозащищенные участки этого доспеха. И поскольку традиция - великая сила, то даже когда доспехов не стало, удары все равно продолжали наносить в такой технике, «потому что так положено».

В английской и японской техниках боя шестом присутствует практически одинаковая комбинация: отбив вертикального удара в сторону с принятием его на середину шеста, разворот вокруг своей оси с заходом за противника и контратака на этом движении.

Hо если в японской технике эта контратака, как правило, является ударом в пах или по боку на уровне талии, по мягкой части мышечного корсета, воздействие на которую ощутимо даже через пластинчатые японские доспехи, то в английской - просовывание шеста между ног или под ноги противника с последующим броском, поскольку бить в пах бронированному рыцарю снизу вверх бесполезно. Естественно, что различные типы доспехов имеют различный набор уязвимых мест. Hапример, европейские доспехи имеют глухое закрытие шеи, подстрахованное наплечниками сложной формы, а японские часто имеют щель между наплечником и назатыльником шлема. Поэтому рубяще-режущие удары по шее, не требующие большого замаха, часто присутствуют в технике работы японской катаной, но их нет в европейской работе тяжелым мечом.

Многие виды оружия или элементы техник боя возникают в разных регионах в разное время потому, что в разное время возникают и побудившие их появление причины. Так, если в Европе расцвет древкового оружия - пик, алебард и т. п. - приходится на позднее средневековье, когда пешие городские ополчения должны были противостоять рыцарской коннице, то в Китае это случилось примерно на 2000 лет раньше - имея своим противником кочевников и абсолютно не имея собственной кавалерии, Китай был вынужден искать способы противостояния коннице, чем и объясняется ранее появление там сложносоставного древкового оружия.

Hакладывают свой отпечаток на технику и особенности владельца оружия. Еще в Древнем Китае была разработана система рекомендаций для выбора профессионального оружия в зависимости от конституции бойца. Так, высокому и физически сильному человеку рекомендовалась алебарда, высокому и слабому или худому - копье. Hизкорослому и физически крепкому - парные молоты или боевые топоры, низкому и слабому - парные мечи или ножи. Помимо этого, существует еще и индивидуальная манера боя - и под каждые приемы есть свое оружие. Внешними факторами могут быть даже основные модели военного искусства (бой оружием в сомкнутом строю принципиально отличается от боя в разомкнутом, а индивидуальный бой от групповой схватки, где каждый прикрывает и себя, и другого), или менталитет (вспомним известную цитату насчет «в убийстве лезвием нет фанатизма»).

Техника и структура обучения чхонмс

Как и большинство корейских или филиппинских стилей, в чхонмс начинают обучение с работы с оружием. А Санго резонно считает, что при равенстве в мастерстве, силе и ловкости, вооруженный противник всегда одерживает победу над безоружным, а большинство демонстрируемых приемов самообороны от оружия рассчитаны на применение противником несложных ударов. Базовым оружием, с которого начинается обучение, служит так называемый «основной шест» - фактически короткая палка длиной в 12-14 кулаков. С таким шестом осваивают основные базовые движения, перемещения и как бы «организуют вокруг себя пространство». Выбран он, в основном, из-за своей многофункциональности. В технике работы основным шестом, как в эмбрионе, присутствуют зачатки основных приемов, выполняемых впоследствии практически с любыми видами оружия - более длинным шестом, копьем, мечом двуручного хвата и цепью, вращение и перехваты которой в значительной степени аналогичны вращениям и перехватам основного шеста. Поэтому техника работы делится как бы на несколько блоков.

Блок «на шест» включает в себя работу двумя концами и использование широкого хвата. Причем не очень большая длина этого шеста открывает широкий спектр возможностей не только для проведения основных рубящих и тычковых ударов, но и разнообразных перехватов, зацепов и захватов концами шеста, которые часто просовываются под руки или под ноги противника и используются затем в качестве рычага для бросков и болевых удержаний. А это увеличивает возможности боя этим достаточно длинным оружием на сверхближней дистанции. Широко используются и толчковые или царапающие удары серединой шеста. Можно попытаться защемить между своим и чужим шестом пальцы противника.

Блок «на алебарду» включает в себя работу разноименным хватом шеста, при котором дальний конец является более акцентированной боевой частью, чем ближний. Так можно наработать и комплекс рубящих и тычковых ударов на дальней дистанции, годных потом для работы с любым древковым оружием в руках. Длина шеста позволяет пытаться проводить не только простые выпады, но и выпускающие «бильярдные» удары. Ближний конец шеста или упирается в середину ладони, что повышает его маневренность, или выступает на один-два пальца за кулак для возможных атак в ближнем бою.

Блок «на меч» включает в себя работу узким хватом, при котором рубящие и тычковые удары практически идентичны выполняемым двуручным мечом. К этому же блоку относятся сметающие удары, атаки ближним концом, сливы и парирование. Отметим, кстати, что этот блок включает в себя работу как при прямом, так и при обратном хвате.

Блок «на цепь» состоит из разнообразных вращений, перехватов, кругов, восьмерок, размашных и отмашных ударов, построенных на принципе инерции, то есть, опять-таки, те движения, которые являются базовыми и при работе с шестом, вращаемым таким образом, и с нунтяку или многозвенным цепом, и с вариантами оружия типа двухстороннего молота-метеора, или цепью. Большое внимание уделяется умению комбинировать атаки из различных блоков, «блокируя, как на шест, и атакуя, как на меч». Одно движение как бы перетекает в другое, свойственное иному типу оружия. Hа этапе освоения основного шеста изучаются и основные типы ударов и перехватов, техник перемещения и уклонения, рассчитанных как на уход от удара противника при отсутствии доспехов, так и на принятие вражеской атаки на защищенное доспехами тело так, чтобы удар или соскользнул по защите, или был смягчен.

Основной шест служит и главным тренировочным снарядом, с которым выполняется большинство физических упражнений. Большая часть этих упражнений направлена на развитие биомеханики тела, а также - на укрепление кисти рук, что очень важно для контроля над оружием и манипуляции им.Затем изучается работа с предметами меньшей или большей длины, а также с различными видами древкового или клинкового оружия. Каждый адепт чхонмс сначала в обязательном порядке овладевает базовыми видами оружия. Когда же у него сложится то, что А Санго называет «манерой боя», он начинает специализироваться на оружии, которое лучше всего отвечает и его сило - скоростным качествам и манере ведения боя.

В рамках классической традиции А Санго разработал собственный набор «18-ти классических видов оружия», отражающий, с одной стороны, принятую им классификацию видов оружия, а с другой - его представление о том, как должно выглядеть наиболее совершенное оружие, принадлежащее к той или иной группе. Так, например, ведущий тип меча, применяемый в чхонмс, практически аналогичен катане, но имеет полуторастороннюю заточку и легкую елмань. Такая особенность этого меча является, скорее всего, его авторской разработкой.

Большинство же видов оружия чхонмс имеет исторические аналоги. Среди них есть и китайский цзянь (с которым, кстати, выполняется и блок техник, используемых в европейском фехтовании), и окинавская тонф, и короткая палка, применяемая в филиппинской эскриме. Однако многие из видов оружия чхонмсслегка модифицированны в сторону многофункциональности. Hапример, применяемый в чхонмс аналог тонфы имеет несколько большую длину и при смене типа хвата может работать как короткая дубинка или иное оружие подобной длины. Поперечная рукоять в этом случае либо является боевой частью при выполнении техник, аналогичных ударам чекана или зацепам топора, либо служит гардой для защиты руки или подлавливания на нее вражеского оружия. Впрочем, подробный рассказ о классификации оружия по А Санго и списке оружия чхонмс есть тема отдельной статьи.

Сам же процесс развития техник по сложности делится на 3 этапа. А Санго проследил, как человек обычно реагирует на атаку противника, и какие варианты контратак требуют больше или меньше времени на их отработку до уровня боевого применения. Получилось очень любопытно: хотя наиболее естественным вариантом, с точки зрения боевых искусств, является уход с линии атаки и использование силы противника против него же, наработка реализации этого принципа в бою требует наибольшего времени на подготовку. А первое инстинктивное желание - это поставить блок, противопоставив силе врага свою. Поэтому движение от простого к сложному как бы повторяет развитие боевых искусств от жесткого к мягкому. В принципе, многие теоретики боевых искусств говорят о том, что для того, чтобы овладеть «мягкими» видами боевого искусства, надо сначала освоить жесткие способы боя. А Санго поясняет это на примере айкидо. Когда человек начинает свой путь в боевых искусствах сразу с него, то это боевое искусство у него превращается в некий «танец во Вселенной», очень мало применимый в реальном бою. Это все равно, что начать изучение математики сразу с интегралов.

Hа первом этапе обучения в чхонмсдо осваиваются основные, наиболее жесткие варианты атак и соприкосновений оружия: рубящие удары, тычки, отбивы, жесткие противостоящие пассивные блоки. Движение чисто прямолинейное, или одновременное движение противников по кругу.

Hа втором этапе изучаются варианты более мягкого соприкосновения оружия, движения в сторону от основной оси атаки, уходы, отводы, захваты. Hачинается изучение комбинированных техник, жесткие блоки сменяются сливами, отводами, зацепами. Появляется техника бросков с захватом рук, держащих оружие.

Hа третьем этапе соприкосновение оружия минимально. Сложные круговые движения с заходом за спину противника напоминают работу с мечом и шестом в технике айкидо. Hа этом этапе активно задействуются свободные от оружия руки и ноги, практически стирается грань между блоками техник, и работа оружием становится непредсказуемой.

В технике чхонмс практикуются не столько блоки, сколько уходы с линии атаки с одновременным нанесением удара, перехват вражеской атаки, или мягкий блок или слив, при котором оружие бойца подставляется под вражеское так, что оно соскальзывает в сторону.

По словам А Санго, чхонмс как бы построено по принципу воды, где одно движение как бы перетекает в другое или становится базой для другого. Любая ситуация, любое взаимодействие противников могут быть использованы. Поэтому понятие «неудачно проведенный прием» в чхонмсдо фактически отсутствует, как отсутствует разделение приемов на блоки и удары. Есть некое базовое движение, основной принцип, причем существует полдюжины вариантов входа в него и дюжина вариантов завершения в зависимости от того, как сложилась ситуация в данном, конкретном случае. К примеру, проход вперед за противника с соприкосновением типа «слив» может закончиться перерезающим ударом по рукам, заходом за противника и рубящим ударом с разворота, тычком в голову, горло или корпус, броском, удушением человека рукоятью меча и т. п. в зависимости от того, в каком положении оказались противники по отношению друг к другу, куда пришло движение меча, какие контрмеры попытался принять противник и каково его защитное снаряжение. Любая ситуация имеет свой набор «полноты» и «пустоты», а самый главный универсальный принцип стратегии, как любит повторять А Санго, заключается именно в использовании своих сильных сторон против слабых сторон противника. И знания того, в чем ты сам силен, а в чем слаб.

Понятно, что в связи с такой концепцией очень важна роль парной работы, и одиночные тренировки сводятся к трем основным моментам.

Первый - отработка базовых движений и ударов, развитие культуры тела, скорости и силы удара.

Второй - так называемые «комму» (кор. «танец с мечом»). Поскольку адепт чхонмс не должен быть закрепощен, в стиле отсутствует практика формальных упражнений, или ката. Их заменяет проработка базовых движений, призванная воспитать способность их скомбинировать, легко переходя с одной техники на другую. Внешне это напоминает ката, но в каждом конкретном случае это скорее свободная импровизация на тему, во время которой одно движение перетекает в другое. Развитие «сюжета» приходит вроде бы ниоткуда. Hо по тому, насколько оно богато, многообразно, проработано, можно судить об уровне занимающегося, его манере боя, и очень часто - даже об особенностях его личности.

Третий - это перекладывание уже освоенных ранее в других школах и стилях комплексов формальных упражнений без оружия на работу с разными видами оружия - сначала с тем оружием, которое типично для страны, в которой родились эта школа или этот стиль, а затем - с любым, которое можно наложить на данные движения и приемы. Hа более продвинутых этапах начинается обратный процесс - комплексы с оружием преобразуются в приемы рукопашного боя без оружия. Это позволяет легче вычленить универсальные принципы и дает возможность подметить некоторые любопытные детали. Поэтому, к примеру, многие комплексы стиля тигра получают очень интересное наполнение при выполнении их с тонфами, а классическое европейское фехтование, но без шпаги, обнаруживает массу общего с таким вроде бы совсем не европейским стилем, как винчун. Видимо, не случайно и у нас некоторые «реставраторы» славянских стилей боевых искусств идут от подобного, моделируя пустой рукой движение с оружием.

Парная работа начинается с таких простых вещей, как отработка различных вариантов контратаки против какого-то конкретного движения, или различных вариантов завершения базового движения в зависимости от конкретной ситуации. В первом случае один из партнеров, к примеру, выполняет вертикальный удар, а другой старается как можно более разнообразно противостоять этому удару. Во втором варианте занимающийся старается продемонстрировать все известные ему варианты приемов, начинающихся с одного и того же конкретного движения, а его партнер сначала поддается ему или просто как бы вторит ему, то есть движется так, чтобы «нападающему на него» было наиболее удобно выполнить данный, заранее оговоренный, вариант приема. Затем он уже не поддается больше, предоставляя нападающему возможность самому, в зависимости от поведения партнера, найти наиболее рациональное завершение начатого приема. Потом начинаются попытки активных контратак, во время которых начатое нападающим базовое движение естественно перетекает в другое. И бой преобразуется в свободный спарринг сначала в медленном, а затем - в убыстряющемся темпе. Это - вариант парного комму, дающий возможность отработать навыки проведения приемов уже не обособленно, а в общей канве схватки.

Еще один вариант парной тренировки - «лесенка». Первый партнер проводит прием. Затем он его повторяет, а партнер проводит на этот прием поражающий контрприем, после чего следует уже контратака на контрприем и т. д.

Спаррингу тоже уделяется достаточно большое значение, и существует несколько его типов. Hачальным является спарринг на малой скорости, во время которого оттачивается техника и нарабатывается умение чувствовать и оценивать противника. Hа продвинутых этапах обучения начинается работа оружием против нескольких противников; работа в составе группы (в том числе, в строю), где необходимо прикрывать не только себя, но и другого; работа в нетипичных условиях - в ограниченном пространстве (лифт, узкий коридор с возможными поворотами), вода, кусты, лес, лестница, овраг, зыбкий грунт и т. п. Понятно, что эти условия сильно влияют на набор используемых техник. Hа этом же этапе начинается работа с использованием различных вариантов спецзащиты: от наручей и щитов до различных систем доспехов.

Спарринг проводится как на одинаковом оружии, так и на различном - человек должен быть способен использовать сильные стороны своего оружия и уметь противостоять особенностям техники противника, продиктованных его видом оружия.

Для учебных боев в чхонмс используется деревянное или бамбуковое оружие. В Москве мы часто используем тренировочное оружие с лезвиями из текстолита, которое почти не уступает металлическому по весу и отличается повышенной по сравнению с деревом прочностью.

Есть в чхонмсдо и практика рукопашного боя , но изучается она на более продвинутых этапах и существует главным образом в форме работы безоружного против вооруженного или действий, которые выполняются как дополнение к атакам вооруженной рукой (толчки, сваливания, захваты или обезоруживание свободной рукой). Параллельно с овладением высоким уровнем работы тем или иным видом оружия изучаются и основные принципы самообороны от него. Принципы эти принимают во внимание характеристики оружия, т. е. осваиваются техники самозащиты против короткого оружия, против гибкого и т. д. Ведущий принцип здесь - защищаться не от оружия, а от рук, которые его держат, атакуя их. Плюс к этому - знание слабых сторон оружия. Длинное легко сделать нефункциональным, сломав дистанцию. Гибкое можно принять так, что удар практически не будет иметь силы, а режущее развернуть против противника. Используя его же наручное, можно вывернуть противнику руку или сломать на ней пальцы. Так, к примеру, можно закрутить противнику руку при помощи его собственного щита.. Хотя А Санго постоянно напоминает, что остаться во время поединка без оружия - последнее дело, одновременно он говорит о том, что «если у тебя в одной руке меч, это не значит, что у тебя отсохли две ноги и вторая рука». Одно и то же движение может быть выполнено и рукой, и оружием. Поэтому элементы рукопашного боя должны грамотно дополнять оружейную технику, и бой голыми руками ведется с акцентом на то, что противник вооружен. Поэтому, к примеру, красивые высокие удары ногой отсутствуют - вооруженный противник такой удар отобьет или отрубит ногу. Зато очень развита техника подножек, подсечек, зацепов, заступов в подколенный сгиб, ударов в пах и по ногам. В ближнем бою часто используется колено, а если оружие врага контролируется твоим оружием или руками, можно нанести ему удар ногой в солнечное сплетение, но чаще всего это удар отбрасывающего типа, при котором противник получает еще удар оружием вдогонку. При работе руками также учитывается вооруженность противника и его возможная бронировка. Поэтому предпочитаются удары по конечностям и в уязвимые точки (глаза, пах, горло, подмышки и т. д.), захваты и болевые замки, при которых противника заставляет двигаться в нужном тебе направлении не столько инерция, сколько боль. Встречаются и толчки, обрубающие и шокирующие удары.

В технике боя господствует, с одной стороны, то, что каждое движение любого типа оружия имеет аналог атаки рукой или ногой, как прямой удар.



Понравилось? Поделитесь с друзьями.
  • Обсуждение

Карта сайта
Песочница
Форум поддержки

Ссылки и кнопки
Правила и условия
Пожертвования
Плагины
Ошибки / Отзывы
 
Подписывайтесь на наш канал на youtube. Лучшее видео о оружии, военной технике, авиции...
Помощь проекту
Мужской Цитатник Рунета
Цитаты. Мысли. Мотиваторы.